В Луганске всё НЕспокойно

В Луганске всё НЕспокойно

Старый «Москвич-2141», гружённый нехитрым скарбом, припарковался возле редакции районной газеты «Зори». Знакомимся с семьёй Рубан: Юрием, Викторией и их дочерью Ксенией — беженцами из Луганска.

Что заставило благополучную работящую семью оставить дом, всё нажитое, привычную работу, родных и друзей? Мы беседуем о том, что сейчас происходит на юго-востоке Украины, в частности Луганске, и как там приходится русским, не принявшим порядки новой киевской власти. Почему после принятия референдума о самоопределении на юго-востоке Украины идёт гражданская война. И гибнут мирные жители.

— Сегодня вторник, — рассказывает глава семьи, — а ещё в субботу мы никуда ехать не собирались. Думали, это временно, если что, отсидимся в погребе. Но перспективы, что нормальная жизнь там восстановится, практически никакой. Войска стягивают, над Луганском самолёты летают, город обстреливают постоянно… Мы, русские, решили ехать в Россию, в интернете нашли предложение о помощи. Главное, найти работу.

У Виктории в Луганске был свой малый бизнес — ателье по пошиву одежды. Как только начались проблемы с зарплатами на Украине, и цены поползли вверх, не стало и клиентов. Немного лучше с работой у Юрия — он мастер-печник, делает камины по индивидуальным заказам. Народу, конечно, сейчас не до каминов. А вот дровяные печи стали очень даже востребованы. Многие жители Украины опасаются, что российского газа может вообще не быть, и работы у печников прибавилось. Но и такая работа не радует, когда живёшь под страхом смерти.

Окончательное решение ехать в Россию семья приняла из-за дочери. Ксении 23 года. По образованию она технолог пищевой промышленности. Работала на крупном зернохранилище лаборантом. Зарплата небольшая, но работа нравилась. А когда на Украине сменилась власть, пшеница подорожала в несколько раз, и закупки зерна упали. В этом году на юго-востоке поля незасеянные стоят. Отпустить дочь на работу в Одессу, куда уехало много молодёжи из Луганска, родители просто побоялись. Там тоже неспокойно. Из-за амнистии на свободу вышли преступники и рецидивисты. Среди молодёжи, как никогда раньше, расплодилось алкоголиков и наркоманов. Да и какое будущее у украинской молодёжи, если их родители не олигархи? Европейским хозяевам прислуживать?

На Украине и до начала боевых действий жизнь мёдом не казалась. По мнению беженцев с юго-востока Украины, регион постоянно грабили все приходившие к власти правители «нэзалэжной». Промышленность двадцать лет уже не модернизируется, сельхозпродукцию в Россию вывозить не дают, а в Европе она не нужна. Основным потребителем продукции промышленных районов восточной Украины всегда была Россия. Проезжая Краснодар, беженцы даже заметили трамвай луганского завода: «Ну, вот кому ещё нужны наши трамваи?» В расколотой стране нарушились десятилетиями наработанные экономические связи.

— Украинское правительство через СМИ пытается нам внушить, что мы живём в дотационном районе, — возмущается Виктория. — Да Луганская и Донецкая области всегда платили налоги в Киев и поставляли 25 % бюджета страны! И когда это шахты были убыточными?!

— О каких сепаратистах постоянно говорят в Киеве? – интересуюсь я.

— Это мы в их понимании сепаратисты! У нас в Луганске чиновники тоже плясали под украинскую дудку. На Украине не верят, что у нас прошёл референдум, и были толпы народа, голосовавшие за независимость от Украины. На украинских телеканалах одно сплошное враньё и передёргивание фактов. Многие телесюжеты берут из русских телеканалов или интернет-СМИ, делают «нарезку» и ставят свой текст.

Собеседники рассказали, как ещё задолго до начала гражданской войны на Украине шла идеологическая война по промыванию мозгов и насильственная украинизация. Ксения поделилась, насколько идеология расколола общество, особенно молодёжь. Даже её парень так ничего и не понял и уехал из Луганска на запад Украины. Многие убеждены, что главные враги украинцев — русские. Ксения прекрасно говорит на украинском, поэтому коверканье языка некоторыми старавшимися «соответствовать» чиновниками кроме смеха ничего не вызывали. «Большинство политиков сами не умеют говорить на державной мове». А старания внедрить украинскую символику повсюду доходит до абсурда, когда в «жовто-блакитные» цвета начинают раскрашивать все остановки, бордюры и троллейбусы.

Исторически Луганская область всегда была пророссийской и входила в состав территории Войска Донского. На референдуме 11 мая 2014 года о самоопределении Луганской Народной Республики народ проголосовал за суверенитет, но власти из Киева плевать хотели на волю народа.

Бои местного ополчения — армии юго-востока и украинской национальной гвардии — становятся всё более кровопролитными. А на территорию России прибывает всё больше беженцев. Семья Рубан покидала Украину через пост в небольшом приграничном городке, где живут их родители. Старики уезжать не захотели — дом жалко. Очень много беженцев-женщин с детьми через границу в Россию шли пешком. В руках только сумки и пакеты. Бросив всё нажитое, только бы подальше от войны…