«Эх судьбинушка» /

История, память

Эх, судьбинушка!..

Горе горькое, зачем ты приходишь к людям и приносишь им боль и страдание?.. Эти слова напрямую относятся и к той судьбе, которая выпала на долю моей собеседницы ветерана трудового фронта Зинаиды Захаровны Григоренко. Рано ушли из жизни родители, и она, маленькая девчушка, а также две её сестры остались сиротами.

-Нас разобрали в семьи чужие люди, — поясняет Зинаида Захаровна, и в голосе её чувствуются и уважительные нотки к тем, кто проявил к ним житейское сочувствие, и навсегда оставшаяся скорбь по родным отцу и матери.

А тут уже вскоре грянула и война. Положение дел в семье осложнилось тем, что отчим ушёл на фронт, и Зина, оставшись с матерью, принявшей её, старалась всячески помогать по дому, тем более понимая, что опекающая её женщина-инвалид. Полегче стало, когда вернулся отчим с фронта по ранению (с рукой, навсегда оставшейся в полусогнутом состоянии). Хоть и трудно было, но он по возможности работал.

-Та и я уже побильшала, — говорит Зинаида Захаровна, и её кубанский диалект, и цветная косынка, повязанная на ней, выдают в ней казачку, умеющую и слово в дело сказать, и быть всегда аккуратной, как говорится, и лицом и одеждой. — А як побильшала, — продолжает она, — то уже и в  бригаду пишла.

-Где же работали?

-В тогдашнем колхозе имени Коминтерна. Сразу нам доверяли носить женщинам воду в поле. Горячая у тружениц была работа.

Ловлю себя на мысли, что Зинаида Захаровна, как и её ровесницы, с кем доводилось мне уже встречаться и писать о них в газету, переживали трудности и, взрослея, учились не теряться в непростой обстановке, руки их были в постоянных делах. Видели перед собой пример взрослых женщин, которые не проваливали любые задания.

-Ходили косилки, женщины складывали вслед копны, — вспоминает Зинаида Захаровна. — А нам доставалось и зерно взвешивать, и скошенную массу сгребать.

-Вы и на граблях были?

-А то! Конечно. Лошади грабли тащат, а я управляю…

Очень ясно рассказывает обо всём моя собеседница, и я отмечаю, умеет она одинаково хорошо говорить и на кубанской мове, и на чистом русском языке. Не случайно о много повидавших в жизни казачках говорят как о сметливых от природы женщинах, умеющих схватывать всё на ходу. О невзгодах пережитых они не забывают, но не любят выпячивать себя. А между тем взять хотя бы такой факт из трудовой биографии Зинаиды Захаровны: чуть подросшей девчушкой восемь лет трудилась она в тракторной бригаде прицепщиком.

-Тогда у нас были СТЗ, «Универсалы», — рассказывает она. — И вот я на прицепном плуге оборудую себе место, куст молодого курая положу, сверху одёжку приспособлю — и поехали.

-Чистили лемеха?

-Да, земля на них набивается да так, что без чистки никуда. Тракторист останавливает трактор, и я как можно быстрее очищаю лемеха. Очистила — снова поехали.

Короче, из борозды не вылезали. И сама же дополнила: «на выходной ходили, когда отпустят, бывало, что и по месяцу его не видели».

Ах, война проклятая, этим бы девчушкам с тонкими руками ходить бы в школу, примерять новые платья, а они другой раз непосильные тяжести ворочали.

-Молодые мы были, тяжестей не боялись, — оглаживая лицо ладонями, теребя кончики косынки, замечает Зинаида Захаровна, и чувствуется, что свою судьбу она принимает как есть — так выпало по жизни.

-Ну, а радости-то были?

-В 1954 году вышла замуж. Пётр Михайлович мой был шофёром. Воевал он на фронте.

Зинаида Захаровна приносит два пакетика, наполненные наградами. Среди юбилейных наград мужа нахожу и те боевые, которые он, бывший сержант артиллерист — наводчик, получил за свои ратные подвиги. Это медали «За боевые заслуги» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Внёс свой вклад фронтовик в нашу Великую Победу.

А вернувшись на мирную родную землю, вместе с трудолюбивой женой Зинаидой Захаровной обустраивал мирное гнездо. Своими силами построили дом — и саман делали, и всё-всё, что надо было, выполняли.

-В ту пору люди жили дружно. Когда дом возводили и наливали горище, мазали стены, — сходились всей округой. И до упаду работали, и о песнях не забывали, — делится воспоминаниями Зинаида Захаровна.

Троих детей подняли супруги. И тут всё брали на себя.

-Чтоб быть ближе к дому, присматривать лучше за своими детьми, устроилась я в колхозный детсад прачкой, — дополняет свои воспоминания моя собеседница. — Так до самой пенсии всё стирала и стирала…

-А на отдых когда ушли?

-57 лет у меня стаж по работе. После пенсии 14 лет не бросала колхоз, дорабатывала уже последние семь лет в звене пенсионеров на огороде.

Денежки, конечно же, пригождались. Тем более, что ушёл муж из жизни, а и детям хотелось помочь, а сегодня — внукам и правнукам. Только теперь уже Зинаида Захаровна, которой 83 года, прикладывает руки к тому, чтобы и в доме был по-прежнему порядок, и огород немалый ухожен. Кстати, обратил внимание, как чисто у неё вокруг дома, посажены цветы, особенно впечатлили цветущие пионы. Что называется, всё прибрано до ниточки и в самом доме. Светится белизной печь — такие выкладывали в послевоенное время.

-Вокруг у вас дома с газовым отоплением, а у вас,.. — начал было я.

-Знаете, жили мы всегда скромно, — нашлась Зинаида Захаровна. — Зарплаты наши с мужем шли то на то, то на другое, а газ и не провели.

-Дети помогают?

-Да, и покупаться у них, и постираться можно. Только я сама ещё тут у себя по мелочи собрала — постирала, слава Богу ещё силы есть.

Вот такая эта женщина — Зинаида Захаровна Григоренко, награждённая медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».