Помогите протрезветь!

Помогите протрезветь!

В Полтавской краевой наркологической больнице крепнет связь с краевым обществом анонимных алкоголиков. Состоялось две встречи пациентов с людьми, которые сами до недавнего времени были в их числе. Кто они – анонимные – и чем отличаются от обычных пациентов больницы?

На очередную встречу их приехало девять. На вид обычные мужчины и женщины. Встретишь на улице – не удивишься и не отшатнешься, а женщины, как то и подобает слабому полу, притягивают любопытные взгляды. И ни за что не подумаешь, что они – вчерашние пациенты наркологов. «Мы ими и остаемся, потому что алкоголизм не излечивается в общепринятом смысле. Если диабетики могут оставаться диабетиками, но при этом жить и радоваться, то пьянство и радость несовместимы. У алкоголика выход только один – отказаться. Мы попробовали изменить образ жизни, и нам понравилось быть трезвыми, хотя это непросто», – примерно так обрисовал свою позицию 33-летний Игорь.

«Игорь, алкоголик»

Знакомился он конкретно: «Игорь, алкоголик». При этом никакого стеснения, а спокойное признание своего ошибочного прошлого. Зал был несколько шокирован, но в то же время подкуплен признанием.

— Пил я несколько лет. И чем больше втягивался, тем сильнее ненавидел окружающих. Я сам себя заключил в тюрьму – не мог остановиться, дичал в своей конуре, курил бычки и боялся телефонных звонков и каждого шороха. Из последнего рокового запоя помню только одно – помираю! И решился. Однажды слышал про каких-то анонимных алкоголиков, что они сумели справиться с пьянством. Когда нашел-таки их (в нашем Новороссийске тогда это общество только пускало корни), попросил: «Делайте, что хотите, но больше так не могу». Меня никто не осудил, меня понимали. Поэтому и я добровольно согласился, чтобы на 4 дня меня привязали. Помню ломку, боль от шнура. Думал, на ногах-руках шрамы останутся.

Рассказ Игоря перебил вопрос из зала: многих интересовало, сколько он уже не пьет и чем отвлекается (именно так спросили больные).

— С того дня, как стал учиться жить без спиртного, прошло восемь с половиной лет. Ни конфликты в семье, ни похороны, ни какие-то другие житейские проблемы не заставили меня вернуться к прошлой жизни. К вам я приехал со свадьбы – вчера гулял до двух ночи на торжестве, и ничего, было весело и без спиртного! А в повседневной жизни занимаюсь обычной работой – установкой дверей. Появилось и хобби – путешествую, люблю горы.

Помогите протрезветь

При следующем откровении, сделанном красивой черноволосой женщиной Еленой, зал буквально замер, когда речь зашла об устройстве на работу.

— Моё дно было слишком глубоким. Два года я не трезвела вообще. Муж не выдержал, родные отвернулись. Я осталась в пустой квартире. Хорошо ещё, что не потеряла угол. Все попытки устроиться на работу заканчивались при первом взгляде на меня, ведь не могла элементарного – написать заявление, руки выдавали. Случалось, нечего было есть. Я даже ходила вагоны разгружать! Хоть люди пьющие любят бравировать, мол, пью и буду пить, но среди них случаются разговоры про варианты спасения. Так я услышала про один из них – общество анонимных алкоголиков. Пошла на их собрание и созналась, мол, ничего не хочу, кроме как выпить. В ответ – ни презрения, ни брезгливости, а теплота и понимание. Мне рассказали про программу «12 шагов». Конечно, это огромная работа над собой, но в обществе «АА» есть люди, желающие тебе помочь без вознаграждений, добровольно. Это один из главных принципов общества: помогли тебе протрезветь – помоги и ты другому. Сегодня я перед вами. Вернулась на любимую работу. И благодарна людям из «АА» за то, что поддержали в трудную минуту. Теперь мой долг – помогать вам.

Каждый день счастливый

В рассказах других гостей тоже малоприятные истории спившихся людей. Молодой парень, еще недавно кандидат в мастера спорта, кодировался несколько раз.

— Пока корчился на больничной койке, хотел быть трезвым, но вскоре напивался опять. Просыпался ночью, требовал выпивки, бил жену, гнал за бутылкой. Какое-то время после выставленного диагноза «цирроз печени» немного приостановился на страхе. А когда пошел к бабушке-знахарке и услышал, что цирроза нет, запил снова, да еще как – болезни-то, вроде бы, нет. Так попал в реабилитационный центр г.Краснодара, где узнал про анонимных алкоголиков.

— Скажи, а у тебя ноги отказывали? – летит очередной вопрос из зала.

— Отказывали. Ходить не мог. Если в картинках, то жена в больнице мне памперсы меняла. Слава Богу, он помог мне узнать про это общество и черпать оттуда силы. Сейчас я снова занимаюсь спортом и получаю удовольствие от занятий. Для меня каждый день счастливый.

Человек не всесилен

— Да что вы все про Бога! – выкрикнул раздраженный голос из зала. – Это врачи помогают нам выйти из этого состояния, им хвала!

— Конечно, врачи помогают, – согласился спортсмен. – Но вы же замечали, что даже у одного и того же хорошего врача не все пациенты излечиваются. В нашей болезни очень важно, как ты сам стараешься и как надеешься на высшую силу. Только сила, более могучая, чем человеческая, может вернуть нам здоровье. Сила эта – Бог, кто как Его понимает, плюс сила других людей (обращение к терапевту, супруге, наставнику по сообществу «АА»). Можно сказать по-другому – это признание того, что человек не всесилен.

— Нет, вы всё-таки нам скажите, как вы держитесь, чем забиваете пустоту, чем отвлекаетесь, когда появляется тяга? – зал уже бурлил, больные чуть ли не требовали сиюминутного рецепта от алкоголизма.

— У каждого свой путь, но тяга появляется от безделья и бездействия, – взял слово еще один гость, Александр, в биографии которого тоже страшные чёрные пятна. В свое время от него отказались даже врачи. – Мы ведь все разные. Почему одному достаточно один-два раза перебрать до рвоты, переболеть после гулянки, чтобы тормознуть себя и включить чувство меры, а другим, как мне, например, пришлось пройти через позор и конкретное ублюдочное состояние, проваляться годы в дерьме (и образно, и по факту), чтобы признать себя алкоголиком и понять, что есть сила сильнее меня. И когда я признал свое бессилие, стал осознанно обращаться к высшей силе.

Каждый решает сам

…При очередном слове «дерьмо» зал загудел.

— Никто, даже пьющий, не хочет вспоминать о своем падении, не хочет смотреть правде в глаза, избегает исповеди даже перед самим собой, – комментирует эту реакцию заместитель главврача больницы С.М.Валявская и подчеркивает, что священники однозначно называют это гордыней.

В условиях Полтавской специализированной больницы это учли, и год назад, в мае 2013, создали медико-социальное реабилитационное отделение, где с больными по группам стали работать психологи. То есть упор сделали на индивидуальный подход, на возможность страдающему алкоголизмом раскрыться. Когда человек признает свою слабость, ему легче с нею бороться. А до признания (если хотите – исповеди) он упирается, уходит от реальности. За несколько месяцев через реабилитационное отделение прошло 40 человек. 15 из них сейчас в состоянии стойкой ремиссии, то есть молодые мужчины 30-40 лет вернулись в семьи, к работе! Краевое общество анонимных алкоголиков, с которыми наша больница установила связь, такой индивидуальный подход осуществляет давно. Им верят, потому что они сами прошли через грязь и ад пьянства и не стесняются в этом признаваться, но в любом случае при психологе ли, с членами ли общества «АА» решение о возвращении к жизни каждый человек принимает сам.

Радость быть человеком

…К сожалению, тема алкоголизма для нашей страны актуальная. Вопросов возникает много.Специалисты-наркологи и члены «АА» готовы на них ответить. Единого спасительного рецепта от алкоголизма нет. Но есть программа «12 шагов», которая реально помогла тем же членам краевого общества. А еще есть определенные духовные правила. Помнится встреча в Серпуховском мужском монастыре, куда приезжают со всей России мужчины, страдающие запоями. Группа паломников из нашего района остановилась там на ночлег. Вечером, после молитвы, к нам подошел мужчина лет 37, разговорились.

— Это второе моё обращение в монастырь, – признался Виктор. – Первый раз, когда из-за бутылки потерял жену, ребёнка, работу, мать умолила – ну попробуй еще с Божьей помощью справиться. Я махнул рукой – или пропадать, или чудо спасет. Три месяца прожил в монастыре. Днём работал, помогал в строительстве монастырских построек. И хотя молился немного, всё-таки почувствовал крепкое покровительство. Постепенно успокоился, появилась хорошая уверенность в себе. Наступающий день уже не пугал. На спиртное смотрел спокойно – не тянуло. Я даже порой думал, как легко я справился. Но монах, помогавший мне в трудные месяцы, предупредил: «Не отрывайся от церкви, иначе может быть ещё хуже». Выйдя за стены монастыря, я устроился на мебельную фабрику, оделся, обулся, матери помог. Вскоре поставили бригадиром, у меня все в руках кипело. С пьянкой, казалось, покончено навсегда. О том, кто мне помог, стал постепенно забывать. Гордыня – такая гадость, вкрадывается в тебя миллиметрами, но без остановки. Мне стало казаться, что всё могу – деньги зарабатывал большие, людьми командовал, второй раз женился, машину купил – все круто, на зависть многим. Тщеславие свое подкармливал:  приводил бригаду в ресторан и устраивал им праздники (в мирском понимании). Шампанское и коньяк лились рекой! Не заметил, как моя страсть расцвела буйным цветом. И стало мне горше прежнего. Это я говорю по Святому Писанию – помните, когда Бог изгнал из человека беса, тот освободился, выздоровел, но связь с Богом не укрепил, забыл про Него. А изгнанный бес, приходя, нашёл сердце человека незанятым, выметенным и убранным, но без охраны (то есть без связи с Богом), тогда взял с собой семь других духов, «злейших себя», и вошел в человека. И для него стало последнее хуже первого. Вот так я на собственной шкуре прочувствовал слова Писания. Деньги и крутизна оказались не самыми главными в жизни, как многие думают. Поэтому я признал свою слабость и с помощью церкви снова пытаюсь вернуть радость – быть человеком!